1487 год - На свадебном пире при дворе Эсте в Ферраре состоялась премьера драмы Николо да Корреджо «Кефал»
1487 год - на свадебном пире при дворе эсте в ферраре состоялась премьера драмы николо да корреджо «кефал»

1487 год - На свадебном пире при дворе Эсте в Ферраре состоялась премьера драмы Николо да Корреджо «Кефал»

Она была напечатана в Венеции в 1507 году, и Пьеро ди Козимо, вероятно, был знаком с этой драмой. Миф о Прокриде во эпоху Возрождения трактовался как предостережение молодожёнам против супружеской неверности.

Возможно, картина «Смерть Прокриды» также предназначалась для свадьбы. Она выполнена темперой и маслом на доске и имеет размеры 65,4 × 184,2 см - необычный формат для картины, но вполне подходящий для передней стенки свадебного сундука кассоне. Во Флоренции в 1350-1530 гг. невеста брала такой длинный запирающийся сундук в дом будущего мужа. Сундук устанавливался у подножья супружеского ложа и предназначался для хранения одежды и украшений жены. Богатые невесты заказывали отделку и украшение сундука у художников, которые допускали в этом жанре большую свободу, чем при росписях алтарей и в картинах большого формата. Предполагается, что Пьеро ди Козимо, как и Сандро Боттичелли, сделал несколько росписей свадебных сундуков, среди которых могла быть и «Смерть Прокриды».

Также существует версия, что «Смерть Прокриды» являлась частью цикла настенных панелей, выполненных Пьеро для оформления дома одного из зажиточных горожан. Этот цикл изображал историю развития человечества и имел своей целью навести зрителя на философские размышления. Если «Смерть Прокриды» принадлежит к этому циклу, то, возможно, в ней заложен более глубокий смысл, чем просто предостережение от ревности и измены.

На картине изображена полуобнажённая молодая женщина с кровоточащими ранами, лежащая среди травы и цветов. Над ней склонился фавн, а у ног женщины сидит большой охотничий пёс, Лелап. Вдали видны птицы и собаки на берегу, за которым простирается умиротворяющая водная гладь. Где-то встаёт невидимое на картине солнце, начинается новый день.

Доподлинно неизвестно, когда Пьеро ди Козимо написал эту картину. Некоторые исследователи считают её ранней работой, другие - поздней. Разногласия вызывает и тема картины. В Лондонской Национальной галерее она была выставлена под названием «Мифологический сюжет», а в настоящее время под заголовком «Сатир, оплакивающий нимфу». Хранители музея сомневаются в версии, поддерживаемой большинством историков искусства, что данная картина посвящена смерти Прокриды, финальной сцене древнегреческой легенды, пересказанной Овидием в «Метаморфозах».

По одной из версий легенды муж Прокриды Кефал, желая испытать её верность, начал ухаживать за ней, переодевшись другим мужчиной. Когда Прокрида поддалась его домоганиям, Кефал открыл своё настоящее лицо, и опозоренная Прокрида бежала в лес к богине Диане. Кефал добился у жены прощения, но теперь она начала подозревать его в неверности и во время охоты спряталась в кустах, чтобы проследить за ним. Кефал случайно смертельно ранил Прокриду, приняв её за зверя.

Сцена смерти изображена на фоне меланхоличного водного пейзажа под безграничным синим небом. Большие цапли, которые, согласно Плинию Старшему, могут проливать слёзы от печали, как и люди, стоят на берегу иссиня серой реки. Возможно, это одна из трёх рек подземного царства, в которое отправится Прокрида.

Над телом умершей женщины склонился козлоногий фавн или сатир. У Овидия нет упоминания о фавне, однако в пьесе Корреджо он представлен как отрицательный герой. Он домогается Прокриды и обвиняет Кефала в неверности, став в итоге причиной смерти Прокриды. Теперь он стоит над телом своей возлюбленной с выражением нежности и заботы на лице. Фавн изображён в высшей степени чувственно, что объясняется увлечением Пьеро ди Козимо дикой, неприрученной природой, которую и символизирует фавн.

Пьеро ди Козимо был учеником Козимо Росселли, который кроме живописи занимался алхимией. Пьеро скорее всего помогал своему учителю в поисках философского камня и был знаком с алхимической символикой. Так, чёрная и белая собаки, изображённые в глубине картины, символизируют два состояния вещества - твёрдое и газообразное. А охотничий пёс, дважды присутствующий на картине, может символизировать покровителя алхимии Гермеса Трисмегиста, которого в алхимических текстах часто изображали в виде пса. Красная накидка и жёлтая вуаль на Прокриде также являются алхимическими символами красной тинктуры и золотого напитка. Само расположение тела Прокриды напоминает иллюстрации к трактатам, распространённые в XV веке, где мужчина или женщина, лежат пронзённые копьём Гермеса, а из них произрастает философское древо. Таким образом, за смертью материи следует воскрешение и освобождение духа, духовная трансформация.

Получение золота было не единственной задачей алхимии. Подлинной целью алхимиков было достижение бессмертия. И хотя дерево на картине Пьеро ди Козимо растёт не из тела Прокриды, оно всё же расположено прямо над её сердцем и в алхимической интерпретации представляет собой победу над смертью под руководством Гермеса Триждывеличайшего в виде пса и с помощью сил природы в виде фавна.

()
Название: 1487 год - На свадебном пире при дворе Эсте в Ферраре состоялась премьера драмы Николо да Корреджо «Кефал»

Возврат к списку


Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение